Что не так с ОБСЕ и европейскими ценностями?

Результаты социологического исследования АКСИО-4, 2014 год

Двойные стандарты, дискриминация, ложь в «статистике» — вот те «ценности», против которых выступила родительская общественность.

Каждый год осенью в столице Польши проходит двухнедельное совещание ОБСЕ по вопросам «человеческого измерения» безопасности. Представители 57 стран-участниц организации приезжают в Варшаву, чтобы отчитаться о соблюдении прав человека и выполнении принятых международных обязательствах в сфере реализации демократических норм.

Традиционно организаторы совещания уделяют большое внимание неправительственным организациям, потому что их участие «обогащает дискуссию и делает обмен мнениями более релевантным и конструктивным». Таким образом, в 2017 году в 15-м рабочем заседании совещания «Экономические, социальные и культурные права как ответ на рост неравенства» приняла участие эксперт Общероссийской общественной организацией защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) Жанна Тачмамедова.

Она представила доклад «О ложных приоритетах в социальной политике в отношении семьи в странах ОБСЕ» и показала, как западные ценности, направленные на защиту прав человека, приводят к обратному эффекту — созданию репрессивных законов в отношении семьи.

 

Простое, на первый взгляд, выступление эксперта РВС в ОБСЕ вызывает ряд соображений по поводу ценностей, которыми руководствуются законодатели и общественность, том числе в России.

Вкратце напомню историю, которая предшествовала выступлению в ОБСЕ.

Летом 2016 года перед уходом на каникулы депутаты разом приняли больше сотни законов, в числе которых, в частности, содержался законопроект № 953 369−6 «О внесении изменений …», внесенный Павлом Крашенинниковым, и позднее названный в родительском сообществе «законом о шлепках».

В соответствии с поправками, предлагалось декриминализовать статью 116 УК РФ (побои) в отношении граждан, не являющихся родственниками или близкими людьми потерпевших и назначать им административное наказание. А для вынесенной за скобки категории «близких лиц» уголовное наказание из гипотетического становилось неизбежной реальностью.

Данные поправки возмутили родительскую общественность. Они, по сути, относились к родителям, применяющим шлепки и оплеухи в воспитательных целях. По закону получалось, что любой посторонний мог ударить ребенка и отделаться штрафом, в то время как родителя за такое же действие судили бы как уголовника.

Заручившись широкой поддержкой, родительская организация РВС собрала более 213 тысяч подписей с требованием отменить принятый Федеральным собранием закон. В итоге закон вернули на пересмотр, и в феврале 2017 года президент, подписав его, отменил дискриминационную норму.

Одновременно с этими событиями весьма специфическим образом возбудился глава Совета Европы Турбьёрн Ягланд. Он призвал российских депутатов «не принимать закон о декриминализации побоев» и назвал отмену провокационной поправки «признаком движения назад», на что получил информационный отпор и в Госдуме, и в среде широкой общественности.

Но какие выводы мы можем сделать? глядя на очередное обвинение ОБСЕ, ответ на него Жанны Тачмамедовой и на историю полугодовой давности?

Во-первых, представители европейских стран в ОБСЕ не поняли, что в России отменили дискриминационную поправку в отношении родственников потерпевших, а не наказание за бытовое насилие.

Ведь им почему-то приходится объяснять, что в УК существуют другие статьи, регулирующие насилие, не так ли?

В таком подходе европейских коллег необходимо усматривать не просто непонимание, а готовность наделить Россию признаками варварского и второсортного государства, чтобы затем перечислять «признаки движения вперед». Только второсортному государству можно навязывать всю мерзость, которую несет за собой ювенальная юстиция и «борьба с домашним насилием», чем и занимаются иностранные «партнеры» на всех уровнях.

Во-вторых, у обсуждения существует ценностный аспект. Ведь что, по сути, они обсуждают? Они обсуждают крупный политический конфликт в России, по одну сторону которого стоят силы, внедряющие ювеналку (западные субъекты и их проводники в России вроде Крашенинникова), а по другую — организованная родительская общественность.

Первые взяли на вооружение западные ценности с присущими им скверными чертами вроде «презумпции виновности» родителя. Вторые опираются на традиционные ценности, которые разделяет подавляющее большинство общества. Напомню, в марте 2014 года РВС провело крупное социологическое исследование, в соответствии с которым только 2% из более 43 тыс. опрошенных респондентов сообщили, что шлепки — это преступление.

Таким образом, интересы 2% жителей стали предметом конфликта, который разжигают в обществе проводники ювенальных технологий.

Здесь же нужно задаться вопросом: а у носителей западных ценностей точно все в порядке с собственным представлением о ценностях?

«Как еще, кроме как тоталитарным, можно назвать подход, согласно которому защита женщин от насилия может быть осуществлена, даже если сама женщина против такой защиты?» — спрашивает эксперт РВС.

Позвольте, ровно то же самое предлагалось в поправке Крашенинникова! Норму, согласно которой стороны могли примириться, планировалось исключить, а вместо нее установить возможность прекращения дела только по решению суда. Так это и есть насилие над семьей, против которого яростно сражаются западные собеседники.

Двойные стандарты, дискриминация, ложь в «статистике» — вот те «ценности», против которых выступила родительская общественность, требуя отменить «закон о шлепках».

В-третьих, если мы примем, что на полях «домашнего насилия» идет война, то сможем точно указать, где находятся народные избранники — депутаты и чиновники. В основном, в лагере противника.

Иначе им не приходилось бы совершать столь странных маневров сначала с принятием законов, затем — с отменой. И о ценностях в ОБСЕ говорила бы не только эксперт РВС, но и кто-то ещё, наделенный властными полномочиями.

Так почему удар западных лоббистов принимает небольшая общественная организация из России? Возможно потому, что в России приходит время не только законодательных и управленческих решений, но и ценностных, идеологических?

Безусловно, отдельно взятое выступление в ОБСЕ не описывает всех перипетий борьбы за семью. Но выступление четко сигнализирует о том месте, в котором лежит корень проблемы. В отсутствии ценностей и правды в работе ювеналов. Кроме того, созданные практические инструменты — альтернативный доклад президенту об изъятиях детей из семей и законопроектная программа РВС — существенным образом укрепляют позиции родительского сообщества в сфере защиты интересов семьи.

 

Источник статьи: ИА REGNUM.