Защита семей

Маркус Бергфельд - не Сноуден, а от ситуации с семьей пора вздрогнуть многим

Ситуация с семьей Бергфельд, которая из-за преследований немецких ювенальных служб попросила убежище в России, начала обрастать детективными и шпионскими подробностями. Может ли это быть правдой или говорится для отвода глаз от реальной проблематики?

Пензенские родители ищут защиту от ювенальной юстиции в прокуратуре и Следственном комитете

Обращение по факту незаконного изъятия детей в Следственное управление Следственного комитета РФ по Пензенской области и прокурору Первомайского района г. Пензы направила мать Наталья Крысина.
 

Пензенские соцслужбы не возвращают матери двух детей

В Пензе соцслужбы разлучили с родителями двух мальчиков шести и семи лет. В РВС обратилась мать Наталья Крысина, с просьбой помочь вернуть изъятых детей. Женщина бьет тревогу - один из мальчиков находится в инфекционной больнице.

Бергфельды: это преступная система, торгующая детьми, с ней нужно бороться

Родители инициировали множество судебных процессов о том, что детей пичкали опасными, запрещенными в некоторых странах медикаментами

 

Фармацевтические компании на службе у ювеналов. Кому выгодно выявлять у детей СДВГ?

В предыдущей статье мы описали историю Сони и Маркуса Бергфельд, коренных немцев, недавно получивших убежище в России, которые спасались от преследований ювенальной системы Германии после многолетней борьбы с ней и потери своих пятерых детей.

Беженцы из Германии: детей вырывают из семей и травят опасными лекарствами

Маркус и Соня Бергфельд, попросившие политического убежища в России, рассказывают о том, почему они вынуждены были бежать из Германии - сексуальное насилие, передача детей в семьи гомосексуалиастов, "успокаивающие" наркотики 

«С ней он был бы жив»: мать умершего воспитанника приюта пожаловалась в СК на отдел опеки

Мама трехлетнего воспитанника центра помощи детям, который умер в больнице 16 декабря, считает, что сотрудники добрянского отдела опеки и соцучреждения вводили ее в заблуждение, говоря, что она не может забрать сына домой. Женщина хочет привлечь их к ответственности за превышение полномочий.