Комментарий к исковому заявлению о признании недействующим Постановления Мосгордумы об установке в Москве памятника Солженицыну

Судопроизводство, пожалуй, — один из немногих законных, законопослушных и эффективных способов защиты исторической правды. В отличие от современных фолк-хисториков, нашим судам вменено в обязанность руководствоваться всё же надлежаще проверенными и подтвержденными фактами, а не солженицынскими «литературными изысками» и тому подобными мифами и домыслами. Суды по определению руководствуются Законом, а не произволом. Вот потому-то мы и обратились в суд.

Здесь и далее употребляется местоимение «мы», поскольку иск составляли вместе с другими истцами и старшими товарищами. И поэтому (и не только поэтому) в правовом смысле наш иск против памятника Солженицыну можно назвать для Москвы беспрецедентным.

Во-первых, концептуальное обоснование. Когда некоторое время назад мы с похожим иском обратились в суд с требованием демонтировать памятную табличку Колчаку, либеральные СМИ снисходительно подтрунивали, мол, смотрите, «Суть времени» даже иски в суд «философским» обоснованием подкрепляет; имелось в виду, конечно же, непривычное для юридической практики оспаривание исторических концептов. И практика показала, что именно спор об отношении тех или иных лиц (социальных групп) к истории и месту человека в истории, то есть спор о концептуализацииможет и должен являться предметом судебного спора в подобных случаях.

Во-вторых, коллективность. Наше обращение в суд мы широко не афишировали, но даже «сарафанное радио» за короткий срок собрало достаточно большое число желающих присоединиться к нашему иску. Мы ограничились 26 истцами — столько же истцов обратилось в Иркутске с иском о демонтаже памятника Колчаку. Дело в том, что чисто технически вести дело с бóльшим числом истцов становится задачей слишком трудоемкой, не стоящей «свеч». Здесь и сейчас, пользуясь случаем, приносим свои извинения за то, что не смогли помочь юридическим сопровождением тем, кто остался за списком «официальных» истцов против памятника Великому Лжецу.

В-третьих, исключительно нематериальный характер требований. Истцы ведь не требуют ничего, что может повлечь какие-то материальные выгоды. Речь идет только о нарушении нематериальных прав, а именно права на историческую правду и историческую же справедливость, которые гарантированы Конституцией России. Из столь нематериального характера вытекают и основания для иска:

  • это конституционные нормы, связанные с исключительной компетенцией представительной власти, органов местного самоуправления, с недопущением подмены этой компетенции органами исполнительной власти;
  • это и нормы градостроительные, напрямую предусматривающие учет мнения граждан и устанавливающие жесткий порядок выявления этого мнения;
  • это, наконец, нормы о противодействии экстремизму. Мы утверждаем, что любые (еще раз: любые!) проявления десоветизации связаны с хулой и оскорблением исторического наследия и других нематериальных ценностей, так или иначе связанных с СССР, с которым связывают свое происхождение подавляющее большинство граждан России. Экстремизм, бе­зус­ловно наличествует, если одни группы людей, пусть даже находящиеся у власти, высказывают и возбуждают вражду к другим людям и группам, для которых по каким-то причинам дороги те или иные нематериальные исторические ценности и/или ценности, связанные с их происхождением.

Все эти нормы и их особенности достаточно подробно в нашем иске указаны, в том числе в виде цитат из соответствующих законов. Здесь можно добавить, что эти же нормы в таком же порядке (примерно таким же исковым производством) могут использоваться и в других случаях активизировавшейся в последнее время насильственной десоветизации. Например, в случае с переименованием площадей имени Ленина в городе Ульяновске или в других городах. Оговорка: в случае переименований нормы Градостроительного кодекса можно (и нужно) применять по аналогии, вместе с такими же нормами Закона № 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов», статья 9 которого столь же категорично требует учета общественного мнения при выборе географических наименований.

Совершенно аналогичное, практически один в один, исковое заявление, об оспаривании совсем «свежего» распоряжения мэра Москвы об установке памятника Солженицыну будет подано в ближайшее время в Тверской районный суд города Москвы. Мосгорсуд счел требование об отмене распоряжения мэра Москвы себе (Мосгорсуду) неподсудным, и мы не стали спорить, решили предъявить требование в районный суд по месту нахождения ответчика — Правительства Москвы.

Источник

 

Регион: