Система ПФДО в ХМАО ведет к сворачиванию дополнительного образования?

 

В последнее время органами региональной власти прилагаются значительные усилия для того, чтобы разъяснить родительскому сообществу пользу предлагаемых нововведений в дополнительном образовании — т.н. персональных сертификатов, позволяющих, по мнению чиновников, значительно расширить круг доступных образовательных программ и организаций.

Так ли это в действительности? Попытаемся разобраться.

С принятием в 2012 году нового федерального закона «Об образовании», для финансирования образовательных учреждений была введена система т.н. «подушевого финансирования», отталкивающаяся, прежде всего, от числа учеников в данном учебном заведении, по принципу, чем конкурентноспособнее учреждение — тем больше будут в него стремится, тем больше оно сможет привлечь учеников, а стало быть, тем больше оно сможет получать бюджетных средств.

По мнению аналитиков института образования НИУ «ВШЭ» - локомотива реформ в нашей стране - такой подход предполагает, «что качество образования и работы учителей и общеобразовательных учреждений, с одной стороны, становится основой экономического механизма школы, с другой — выступает как конечная цель этой работы, для достижения которой выделяется финансовое стимулирование».

Все это в полной мере нужно отнести и к организации дополнительного образования детей — с той лишь разницей, что в отличие от общего образования — бесплатное получение дополнительного образования законом «Об образовании» не гарантируется. Так, согласно ст. 8 того же закона «Об образовании», региональный власти выступают гарантом получения «общедоступного и бесплатного дошкольного образования в муниципальных дошкольных образовательных организациях, общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования в муниципальных общеобразовательных организациях, обеспечение дополнительного образования детей в муниципальных общеобразовательных организациях посредством предоставления субвенций местным бюджетам, включая расходы на оплату труда, приобретение учебников и учебных пособий, средств обучения, игр, игрушек (за исключением расходов на содержание зданий и оплату коммунальных услуг), в соответствии с нормативами, определяемыми органами государственной власти субъектов Российской Федерации»

Обратим внимание на уточнение — бесплатное дополнительное образование гарантируется субъектом региональной власти только в случае его получения в общеобразовательном учреждении, т.е. в школе. И хотя, согласно ст.9 того же Федерального закона органы местного самоуправления имеют право предоставлять возможность дополнительного образования детей в муниципальных образовательных организациях, но о бесплатности такой возможности речь уже не идет.

Тем не менее, в Ханты-Мансийском округе, довольно долгое время сохранялась возможность бесплатно заниматься в различных городских учреждениях дополнительного образования. Этому способствовала как региональная программа развития образования, принятая 9.10.2013 г. постановлением Правительства ХМАО №413-п, так и одноименные программы в каждом районе или муниципалитете. В г. Ханты-Мансийске, например, таковая принята постановлением Администрации города 5 ноября 2013 года №1421.

В контексте дополнительного образования обе программы отталкиваются от поставленной Президентом В.В. Путиным в мае 2012 года, задачи «увеличения к 2020 году числа детей в возрасте от 5 до 18 лет, обучающихся по дополнительным образовательным программам, в общей численности детей этого возраста до 70-75 процентов». Так, в главе II раздела III программы развития образования ХМАО прямо указано, что к 2020 году необходимо повысить охват дополнительными образовательными услугами с имеющихся 64,9% до 75% детей от 5 до 18 лет.

В программе также указывается, что в округе «недостаточно развиты направления технического творчества, робототехники, моделирования». Кроме того, разработчики считают, что «необходимо расширить спектр дополнительных общеобразовательных программ», дабы он отвечал «тенденции развития профессий, рынков труда, информационной среды и технологий»«Инфраструктура современного дополнительного образования детей», - констатируют они далее, «отстает от современных требований, система дополнительного образования детей испытывает острый дефицит в современном оборудовании и инвентаре, учебных пособиях».

Действительно, нельзя не согласится с тем, что в округе «недостаточно развиты направления технического творчества, робототехники, моделирования». Тем более, что нынешние «тенденции развития рынков труда» заключаются во взрывном технологическом росте, и речь идет уже не о том, сколько модных гаджетов будет продано в этом году, а о том сможем ли мы себя защитить как в классическом военном смысле, так и в информационно-психологическом. Будем ли способны преодолеть технические атаки, которые, как показывают недавние события, при кажущейся простоте совсем не тривиальны.

А между тем, даже правительственная «Российская газета» пишет о 800 тыс.(!) дефиците инженерного состава в стране, который нужно ликвидировать в кратчайшие сроки. Но в том то и дело, что человек не робот — его нельзя просто взять и перепрограммировать. Его нужно воспитывать. Чем раньше — тем лучше. Вот почему так важно не только общее образование, но и образование дополнительное — с помощью которого ребенок может и должен раскрыть свои потенциальные способности — в спорте, искусстве или техническом творчестве. А значит, крайне важно чтобы у ребенка эта возможность была!

Не хочется каждый раз кивать на прошлое — но факт остается фактом — в Советском Союзе была создана разветвленная система дополнительного образования: многочисленные станции юных техников и натуралистов, музыкальные школы и спортивные секции делали свое дело — ребенок находил свое призвание, что в итоге отражалось на качественном росте технологической мощи страны. Недаром президент США Джон Кеннеди вынужден был признать - «Русские выиграли у нас космос за школьной партой».

Что ж, если задача на уровне государства ставится именно так, то, имея приличный штат чиновников от образования, нет проблем сформулировать конкретные задачи — сколько и какие направления нужны, чтобы повысить число детей, занимающихся техническим творчеством, подсчитать, что для этого нужно приобрести, на базе каких существующих учреждений можно реализовать эти программы, продумать систему мер для поднятия престижа технических направлений.

Но власти почему то традиционно идут окольным путем, попутно набивая себе шишки в одних и тех же местах.

Так, 11 ноября 2016 года постановлением №447-п Правительство ХМАО внесло изменения в региональную программу развития образования, согласно которым достижение предложенных программой целей развития дополнительного образования предлагается решать путем привлечения негосударственных организаций и индивидуальных предпринимателей (раздела II, часть 2.2). Для чего в округе, в соответствии с концепцией дополнительного образования детей, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 04.09.2014 №1726-р и при помощи «Агентства стратегических инициатив» внедряется проект «Новая модель системы дополнительного образования детей». По мнению чиновников, этот проект, называемый «стратегической инициативой» поможет в создании сети детских технопарков «Кванториум», в которых будут реализовываться «образовательные программы технической и инженерной направленности (EnergyNet (распределенная энергетика); SafeNet (новые персональные системы безопасности); HealthNet (персональная медицина); AeroNet (распределенные системы беспилотных летательных аппаратов); AutoNet (распределенная сеть управления автотранспортом без водителя); NeuroNet (распределенные искусственные компоненты сознания и психики), 3D ИТ; Космо; Робо; Дополненная и виртуальная реальность».

Более того, согласно перечню мероприятий развития сети детских технопарков, уже к концу 2016 года должна была быть не только разработана и утверждена бизнес-концепция кванториумов, для включения в работу с технопарками негосударственного сектора, но и заключены соглашения о взаимодействии с предприятиями, приняты программы реализации дополнительного образования на базе «Кванториумов» негосударственными организациями.

В реальности же на сегодняшний момент в ХМАО имеются лишь три технопарка — два из них полностью государственные, функционирующие на базе «Регионального молодежного центра», а третий, открытый 1 ноября 2016 года в Югорске — на базе учебно-производственного центра «Газпром-трансгаз». Причем ни один из них так и не реализует полностью заявленного выше перечня образовательных программ.

С другой стороны — совершенно понятно, что несмотря на предлагаемую систему сертификации, далеко не каждый предприниматель отважится вкладывать деньги в сложное и дорогостоящее оборудование, чтобы потом за несколько лет (может быть) окупить свои вложения, находясь под пристальным оком различных государевых служб,.

В реальности коммерческий интерес у предпринимателей, занимающихся дополнительным образованием, сегодня главным образом концентрируется на работе по устранению речевых дефектов и, на не требующей образовательной лицензии, работе по обучению иностранным языкам. И то, последнее актуально только лишь потому, что благодаря «удачно» составленному муниципальному заданию, школа сегодня заинтересована не в том, чтобы у детей были знания, а в том, чтобы были нужные оценки, даже если дело касается ЕГЭ.

Видимо, поэтому в окружной программе развития образования скромно предполагается, что к 2020 году мы должны иметь аж 136,4 (приложение 19) негосударственных организаций или индивидуальных предпринимателей, реализующих дополнительные образовательные программы (вместо 11 на 2015 год). При этом, удельный вес детей, обучающихся по сертификатам в таких негосударственных организациях к 2020 году должен будет составлять «целых» 2,3%. А доля детей, которые будут участвовать в системе персонифицированного финансирования составит к 2020 году 25%.

Таким образом напрашивается простой вывод — дело не в том, чтобы организовать конкурентную среду с привлечением предпринимателей — ведь 2,3% это ничего на значащая цифра, а в том, чтобы бюджетные организации дополнительного образования работали по этим самым сертификатам персонального финансирования, т.е. конкурировали между собой!

Так, согласно постановления администрации г. Ханты-Мансийска №771 от 17.08.2017 утверждены параметры персонифицированного финансирования дополнительного образования детей в городе Ханты-Мансийске на 2017-2020 годы. Согласно этим параметрам уже со следующего календарного года (хотя здесь есть некоторое непонимание т.к. судя по названию, год предполагается учебный) число сертификатов персонифицированного финансирования достигнет 2363, а в 2019 году увеличится до 3192. При этом постановлением прямо предусмотрено разделение сертификатов на два типа — один «рыночный», т.е. тот, которым можно оплачивать занятия у предпринимателя, имеющего лицензию на образовательную деятельность и утвержденную программу, а другой — «сертификат учета», которым можно будет оплачивать «услугу дополнительного образования в муниципальных образовательных организациях в рамках муниципального задания, сформированного для указанных образовательных организаций».

Оба типа оплачиваются одинаково — по 35 996 руб на человеко/год.

Однако, важный момент в том, что с введением сертификата, согласно все того же постановления «один ребенок может использовать для оплаты образовательных услуг один сертификат дополнительного образования»

А с учетом того, что в целом система сертификации направлена на снижение расходов окружного бюджета, и без того испытывающего серьезный дефицит, не приходится думать о том, что число «несертифицированных» мест в бюджетных учреждениях сохранится. Судя по сообщениям — да и по логике — число «несертифицированных» мест будет уменьшено как минимум на число сертификатов. А значит, 2363 ребенка будут ограничены или вовсе лишены возможности обучаться по двум образовательным направлениям (если, например, оба они будут переведены на оплату по сертификату).

Ситуация с детско-юношеской спортивной школой еще более откровенна. Так, если в прошлом году школа имела статус «организации дополнительного образования», а значит утверждала свои правила приема, то с этого учебного года, по словам городских чиновников школа должна перейти в статус учреждения спортивной подготовки. А значит, вынуждена работать строго по Федеральному образовательному стандарту, который подразумевает, например, лыжную подготовку только с 9 лет. Следовательно, дети 7 и 8 лет уже либо бросили занятия, либо перешли на полностью платное обучение где то на стороне. Какое число детей, из 689 заявленных в муниципальном задании на 2017 год, останется в спортшколе, подготовившей не одного олимпийского чемпиона — пока неизвестно.

И хотя у нас еще нет данных по муниципальным заданиям на 2018-2020 годы для учреждений дополнительного образования г. Ханты-Мансийска, сомнений в том, что с появлением системы персонифицированного финансирования охват детей услугами дополнительного образования — только уменьшится, практически нет.

Так в чем же суть этой «Новой модели системы дополнительного образования детей»? Ведь совершенно понятно, что не так решаются задачи популяризации технического творчества и приобщения ребенка к творчеству! Думается, истинная задача этой модели — адаптировать систему дополнительного образования к рыночным «эффективным» условиям.

Только возникает вопрос — если очередная «инновационная» идея не сработает, то кто за это ответит?
 
Михаил Михайловский, РВС