родительская экспертиза

«Холодное сердце» рождает отморозков

Так бывает, когда фальшивый мир сковывает ледяное равнодушие. Поэтому остаётся лишь закладывать детям, по мере сил, иное видение мира, другие ценности — те, где не волшебство, а человечность в её высшем проявлении, те, где не маг, а ангел-хранитель.

«Русалочка» — сказка о мечте и спасении

Безысходность и обреченность Русалочки долго казались мне главной темой сказки Андерсена. Однако стоило мне перечитать книгу и убедиться в обратном..

Пушкин и его гендерные стереотипы

Кто и что сейчас видит в сказках? Кто-то видит, что сказки представляют социальные идеалы в образах своих персонажей, учат своих маленьких читателей быть добрыми и честными, перенимать лучшие моральные качества. А кто-то в рамках своих задач видит "гендерные стереотипы в чистом или завуалированном виде".

«Мстители-3: Война бесконечности»: математика капитализма и геноцид

Несмотря на то, что многое во «Мстителях: Война бесконечности» намекает на жанр фантастики, — инопланетяне, космические корабли   да ещё с добавлением драмы, узость мышления персонажей здесь совсем не фантастическая. Как-то по умолчанию предполагается, что все расы и общества во вселенной являются калькой с современных США...

 

Почему киты плывут наверх

Осознав свою смертность, молодые люди задают себе вопросы: «А зачем я пришел в этот мир? Что я должен в нем сделать? В чем смысл моей жизни?» Посмотрев на окружающую их среду, на родителей, занятых, как правило, беспощадной суетой по зарабатыванию денег, потреблением, они вправе спросить: «А неужели я тоже должен прожить жизнь своих родителей?» Не свою жизнь. Чужую.

Как рассказать детям? Книга о гуманизме

Книга написана с большой любовью. Описаны теплые семейные отношения, почтение к отцу, особое внимание уделено предметам северного кочевого быта, отличного от привычного нам городского.

Превращение русских детей в «Коль, родства не помнящих» — 2 (смысл)

В предыдущей статье мы остановились на том, что автор произведения «Мальчик в полосатой пижаме» Джон Бойн признаёт, что делает с историей всё, что считает нужным для достижения художественного замысла.